Заря над Неманом Идет подписка Что? Где? Когда? Районное радио
АктуальноКультура и историяКультура

Здесь танцуют доярка со сварщиком

Здесь танцуют доярка со сварщиком20 января 2016 — 10:00

 Небольшую  деревеньку Котчино  Мостовского района, чтов ста километрах  от Гродно  и в 235  от Минска, можно назвать столицей  белорусской   кадрили.

“Танцевали ее еще, когда я подростком была, ­ вспоминает Галина Шелестович, несколько десятков лет проработавшая заведующей клуба. ­ Всю ночь, бывало, плясали. В двенадцать пар, без устали. На улице и в сельской хате ­ на деревянном полу. Зимой и летом. В деревне вы и сейчас не найдете ни одного старожила, ноги которого не помнят этот танец. Правда, силы у них уже не те”. И сегодня в Котчино и в соседних Больших Озерках, куда “переехал” клуб, едва ли не каждый вечер собираются любители кадрили. Репортеры “СОЮЗа”, заглянув туда “на огонек”, сами не сдержались, чтобы не пуститься в пляс. ...Агрогородок Большие Озерки оживает ближе к полуночи, когда в клуб ­ небольшое, но уютное одноэтажное здание ­ начинают стягиваться люди. ­ Собрать всех вместе в другое время невозможно, ­ сетует заведующая сельским клубом “Озерки” Ирина Шелестович. ­ Ансамбль у нас непрофессиональный. Большинство танцоров ­ труженики местного СПК “Озеранский”, работающие от рассвета до заката. Сергей Тарасов ­ тракторист. Дмитрий Ткаченко ­ тоже. Его партнерша Людмила Павловна ­ бригадир. Регина Дягель ­ кладовщик, Инна Житкевич ­ продавец в соседней деревне, Сергей Ломако раньше в клубе библиотекарем был. Лена Чудиловская ­ доярка. Танцует в паре со сварщиком Виталием Грабуном. И только с ним...

Со школьниками ­ а их в основном составе двое ­ другая проблема. Ровно в десять вечера для них наступает “комендантский час”. А значит, без сопровождения взрослых появляться на улице им категорически запрещено. “На репетициях мы частенько задерживаемся, ­ говорит заведующая клубом. ­ Детей домой порой приводим ближе к полуночи ­ едва ли не за ручку. Хотя наши девятиклассники уже выглядят внушительнее меня”... Кадриль “по­котчински”, не так давно внесенная в перечень нематериальных культурных ценностей Беларуси, здесь танцуют и млад, и стар. Фактически семьями. Именно танцевальные движения в этой местности и есть то наследие, которое до сих пор передается от бабушек и дедушек к мамам­папам, внукам и внучкам. В общем, из поколения в поколение. И ярчайшее тому доказательство ­ сам танец. ­ Сначала солирует основной состав: возраст его участников ­ от 29 до 48 лет, ­ объясняет последовательность в танце Ирина Шелестович. ­ На восьмой минуте вступают старшеклассники. А в сентябре я набрала группу маленьких деток ­ третий­пятый классы. Им настолько нравится, что, только завидев меня, бегут навстречу: “Ирина Николаевна, когда “кадрильку” танцевать пойдем?” Вообще­то, осовремененную рекомендациями культурологов “котчинскую кадриль” нынче танцуют в двенадцать “колен”, то есть в шесть пар. Участники ансамбля, бойко сплясав под вспышки фотоаппарата, расходятся. Начинается урок хореографии для корреспондента “СОЮЗа”. Моя партнерша Ирина Шелестович успокаивает: местная особенность танца в том, что каждая пара по очереди повторяет движения предыдущей пары.

­ Вы за Димой Ткаченко следите. Без него танцевать не можем даже мы. Он у нас самый настоящий солист. Лучше всех слышит музыку, обозначает движения, делает ногой ­ “оп” ­ и мы знаем, что пошла другая танцевальная фигура. Когда его нет, бывает, и путаемся: руки­ноги­голова, кто в лес, а кто по дрова. Ну и я вам подсказывать буду. Аккомпаниатор Галина Шелестович откладывает в сторону баян и сама становится в круг. Ее задача ­ обучить азам танца еще одного новичка ­ начальника районного отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Сергея Дейкало. Привычная мелодия раздается уже из колонок... Поехали! Поначалу тушуюсь. Ноги отказываются топать в такт, движения со стороны наверняка кажутся нелепыми. Это при том, что культурологи гродненскую региональную особенность кадрили описали так: исполняется она, в отличие от темпераментной кадрили Витебщины и живой кадрили Гомельщины, сдержанно. Шаг ­ наиболее простой. Никаких перекатов с каблучка на ступню, шаркающего скользящего шага, бега с подскоками. Словно художники и их подмастерья вместе с партнерами рисуем танцевальные фигуры. Сходимся и расходимся, кружим в парах, меняем партнеров, играем “в веревочку”. Устраиваем небольшую запланированную танцем передышку, во время которой Дмитрий Ткаченко и Людмила Павловна танцуют польку. ­ Ручки на пояс, смотрим красиво друг на друга! ­ слышу первую подсказку. ­ Не забывай приветствовать своего партнера! ­ вслед за ней приходит вторая. Потом снова кадриль, и уже подсказывают мне: ­ Дмитрий, улыбайся! Еще три минуты!

Ага, попробуй тут улыбнись, когда дыхание сбилось, по лицу градом течет пот, а в голове ­ лишь мысли о том, что на первый раз, наверное, хватит. Опытные солисты снисходительно посматривают: вообще­то, в классическом варианте котчинской кадрили двенадцать элементов. Это сейчас принято танцевать укороченную версию: ­ Фитнес отдыхает! Девчонки к нам приходят: ой, я поправилась. Танцы быстро приведут в нужную форму. А вообще, все это нытье: посмотрите, какими дородными раньше были наши женщины. А танцевали не семь минут и даже не пятнадцать... О том, как было, лучше всего расскажут видеозаписи, фотографии и газетные вырезки. Ирина и Галина Шелестовичи листают фотоальбом ­ альманах, в котором запечатлена история котчинской кадрили. Она гласит: впервые ее вспомнили 55 лет назад на крестинах дочери одного из местных жителей. Уже в 1969 году благодаря тогдашней заведующей местного клуба танец начал жить заново и был показан на фольклорном смотре. А в 1971 году описание кадрили было помещено в книге “Белорусские танцы”. ­ Кадриль в то время танцевали только в Котчино, а вот в Озерках, до которых рукой подать ­ нет. Почему? Уже, наверное, и не узнаешь...

Возможно, люди хотели, чтобы этот танец был изюминкой только их деревни. А может, в Озерках того времени просто такого заводилы, как в Котчино, не нашлось, ­ вспоминает солистка Людмила Василевская. Фотографии семидесятых и снимки современные ­ из разряда “найди десять отличий”. Одно, впрочем, бросается в глаза сразу ­ костюмы. На сайте нематериального культурного наследия Беларуси их описанию посвящены отдельные две страницы текста. До деталей расписываются элементы, декор, цвета... ­ Раньше они действительно были другими, ­ говорят участники ансамбля. ­ В тех, которые мы надели сегодня, выступаем всего второй раз. В Гродно нам говорили: костюмы должны быть самобытными, самоткаными. Только они дорогие. Пока таких денег ни у клуба, ни у районной культуры нет. Впрочем, надеемся, что и этот вопрос решится... ­ Сколько людей сейчас смогли бы    выйти и станцевать котчинскую кадриль? ­ спрашиваю напоследок. ­ Местных вместе с теми, кто по стране разъехался, человек шестьдесят ­ семьдесят наберется, ­ отвечает Галина Шелестович. ­ У нас на селе это не только традиция, но и одно из немногих развлечений. Поэтому на кадриль идут с охотой. А кто придет ­ тот останется, в этом мы не сомневаемся.

Д. УМПИРОВИЧ,«СБ»




Назад

Написать комментарий


Ваше имя: Email: Ваш комментарий: