Заря над Неманом Идет подписка Что? Где? Когда? Районное радио
АктуальноМостовский крайНаш край

Подвиг капитана Протасова

Подвиг капитана Протасова11 мая 2011 — 10:00

Черлёна ... Обычная деревня, сотни, тысячи подобных, лишь на  часы или дни задержавшихся на фронтовых картах, неумолимо перелистнула история Великой Отечественной. Но на странице от 22 июня 1941 года, именно у Черлёны, что на Гродненщине, давно должна была быть сделана  большая памятная закладка, ибо произошедшие здесь в тот  период событие не имеют аналогов в истории войны и позволяют этой деревне войти во все энциклопедии и справочники о Второй мировой. Именно здесь, в небе над мало кому в ту пору  известной  деревней Черлёна, советскими пилотами при отражении налёта фашистских стервятников на местный полевой аэродром в одно и то же время были совершены два воздушных тарана. Причём, один из них стал первым случаем в истории мировой авиации, когда на  таран вражеского истребителя пошёл пилот... бомбардировщика!

О подвиге Анатолия Протасова в шестом номере журнала «Армия» за 2005 год рассказал полковник Н. Качук. Там были помещены и архив-ные фотоснимки. Сегодняшняя наша публикация подготовлена на основе той статьи.

Служили два товарища…

Удивительно, как много общего в биографиях этих двух славных сталинских соколов - заместителя командира 1-й эскадрильи 127-го истребительного полка по политической части старшего политрука Андрея Данилова и командира 1-й эскадрильи 16-го скоростного бомбардировочного полка капитана Анатолия Протасова. Оба уроженцы Саратовской земли, почти одногодки, встретившие войну довольно рано. За плечами у обоих - боевой опыт: Данилов - участник освобождения Западной Белоруссии, Протасов - советско-финляндской войны. Накануне Великой Отечественной оба оказались в ВВС Западного особого военного округа в Лид-ской 11-й смешанной авиационной дивизии полковника Петра Ганичева: Данилов, переучившийся на истребитель И-153 «Чайка», — в 127-м  истребительном полку на аэродроме Скидель, а Протасов, оставшийся верным «бомбёром», — в 16-м скоростном бомбардировочном полку в Желудке. Перед самой войной их полки перелетели на полевые аэродромы Лесище и Черлёна, оттуда и поднялись в огненное небо 22 июня 1941 года.

Увидев немецкую армаду из более чем 50 самолётов, нацелившуюся на Черлёнский аэродром, находившийся в воздухе Андрей Данилов смело бросился в неравный бой и, расстреляв патроны, винтом своего «Ястребка» рубанул по крылу немецкого Ме-110. Оба самолёта рухнули вниз. Тяжелораненый Данилов сумел-таки у самой земли выровнять «Чайку» и сесть на «брюхо». Из разбитого самолёта его вытащили и передали в медчасть местного 4-го понтонно-мостового батальона жители Черлёны Степанида Гурбик и Иван Лапа. Но в полку все считали, что их политрук погиб. Взлетевший на бомбардировщике капитан Протасов пошёл на Ме-110 влобовую. Огненный клубок из двух самолётов упал на берегу Немана. В личных делах у обоих советских пилотов появилась краткая и горькая запись: «Убит в воздушном бою 22 июня 1941 года». А потом ... потом одному было суждено стать известным всей стране, получить высокую награду, а другого ждали долгие годы забвения. Газета «Красная звезда» 9 июля 1941 года опубликовала первые с начала войны указы о награждении отличившихся в боях с фашистами воинов.                  В первый список попал и Андрей Данилов, награждённый  посмертно (!) орденом Ленина. О сбитых им двух самолётах и таране, уничтожившем третий, рассказывалось и в передовой статье газеты. О подвиге Анатолия Протасова – ни слова…

Неожиданно загудели немецкие самолёты...

Да, если бы не особая дружба среди воинов - участников советско-финляндской войны, которая сродни нынешней  у ребят- «афганцев», то никаких документальных подтверждений героического подвига капитана Протасова мы бы сегодня не нашли.23 июня 1941 года на Лидском аэродроме погиб командир 11-й смешанной авиадивизии полковник Ганичев, и с 26 июня в командование дивизией вступил прославленный лётчик, дважды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации Григорий Кравченко, который в Финскую возглавлял Особую авиагруппу.

Обстановка перед войной была  полна противоречий и неразберихи. 20 июня полк получил телеграмму с приказом командующего ВВС округа: «Привести части в боевую готовность, отпуск командному составу запретить, находящихся в отпусках -- отозвать». А  на следующий день -- срочную шифровку об отмене приказа о приведении частей в боевую готовность и запрещении отпусков.       В последнюю мирную субботу, вечером, был выделен автомототранспорт, и весь руксостав полка и многие лётчики поехали в Желудок, к семьям. Протасова там ждала жена Евгения Кирилловна с грудным Игорьком и четырёхлетней Людмилой. В 4 часа над ещё не успевшим уснуть лагерем неожиданно загудели авиационные двигатели: немцы летели бомбить железнодорожные станции Черлёна и Мосты.

Лишь к шести часам утра прибыли из Желудка машины с авиаторами, и  замкомандира полка подполковник Дивин-ский впервые произнёс это страшное слово: война! Лётчикам приказали готовиться к вылету, а работникам столовой -- накормить экипажи прямо у самолётов, на лётном поле.  Когда они уже подвезли завтрак к последней, пятой эскадрилье, в небе над аэропортом появилась немецкая армада из нескольких десятков  самолётов. Фашисты сил не пожалели, прекрасно зная  и что за полк разместился у Черлёны, и то, что именно здесь сосредоточено наибольшее количество новейших самолётов Пе-2 в Белоруссии. На дальних подступах к аэродрому врага пытались перехватить Данилов и его товарищи по 127-му истребительному полку, но...  Стервятники шли с разных направлений, волна за волной, и буквально засыпали стоявшие на земле самолёты малокалиберными бомбами. В этом кромешном аду с Черлёнского аэродрома смогли взлететь только два экипажа, и один из них пошёл на таран...

Палаточный городок немцы вначале не трогали, и лишь после обеда, когда все наши бомбардировщики сгорели в жутких, чадных кострах, досталось и ему. Но к тому времени весь личный состав полка ушёл далеко в глубь леса. Погибших было мало -- несколько человек, но очень много раненых и контуженых. Когда стемнело, колонна из полуторок с авиаторами полка  двинулась лесной дорогой на Желудок -- забрать семьи  в тыл на переформирование.

Всю дорогу  до самого Желудка лётчики возбуждённо рассказывали о таране...

Подготовил к печати С. ЗВЕРОВИЧ



Назад

Написать комментарий


Ваше имя: Email: Ваш комментарий: