Заря над Неманом Идет подписка Что? Где? Когда? Районное радио
АктуальноЛюди нашей МостовщиныЛюди нашей Мостовщины

По сложному пути судьбы своей он идёт достойно

По сложному пути судьбы своей он идёт достойно16 марта 2016 — 10:00

 Константин Васильевич Артимович  недавно отметил 90­летний  юбилей. Сорок семь лет из  прожитых были отданы школе и  ученикам, которых он учил  не только математике, но и жизни.  Об этом теперь напоминают  фотографии из семейного альбома. Рядом  с  цветными   современными   снимками любимых  внуков  и правнуков черно­белые, где учитель со своими   многочисленными учениками.  

 90 лет­­ -  это много  или мало

    Вместе с Константином Васильевичем пытаемся подсчитать, сколько их прошло за сорок семь лет через  его руки за  время работы в Ланцевичах, Зарудавье и СШ №2 и СШ №1 г. Мосты.  Даже он, учитель математики,  сбивается со счета. Да,  впрочем, это и неважно. Гораздо важнее, что и через много лет уже повзрослевшие  ученики  с благодарностью вспоминают своего учителя, а некоторые пошли по его стопам. Собственные дети Ольга и Геннадий тоже не без влияния отца  всегда дружили с математикой. Ольга  получила  профессию экономиста, а Геннадий­­ доктор  физико­математических наук,  сегодня живет и работает в Москве.

    С уважением отзываются о нем  и коллеги, с кем  Константин Васильевич  в свое время в школах сеял разумное, доброе, вечное. Именно они попросили меня написать об учителе.    Для своих лет Константин Васильевич выглядит просто молодцом! Правда,  немного сдал, похоронив три года назад, супругу, тоже учителя, только Раиса Титовна преподавала русский язык и  литературу. Но даже и после этого  он  отказался от услуг социального работника. Рассуждает:  пока ходят   ноги и служат руки, не хочется обременять своими  бытовыми проблемами  чужого человека.  Да и дочь Ольга, которая живет и  работает в Гродно, почти каждый день навещает отца.  Теперь они с братом Геннадием планируют  сделать в родительском  доме грандиозный ремонт. Несмотря на уговоры отца, что в доме все и так хорошо, дети очень привязаны к дому, где родились и выросли, и хотят, чтобы  он  выглядел достойно. В ожидании предстоящего ремонта Константин Васильевич еще более взбодрился. Пытаюсь выяснить:  девяносто лет­­ это много или мало?

   ­­А я толком и не знаю:  иногда кажется,  что много, а в другой раз ­­ совсем мало. Многих моих ровесников уже нет в живых. Ловлю  себя на мысли, что скоро взрослыми станут правнуки. А  как  начну  вспоминать, кажется, вся жизнь пролетела словно секундная стрелка. Вроде  недавно сам был молодым, дети были  совсем маленькими, ­­ рассуждает Константин Васильевич о быстротечности времени и о своей жизни.

 Все мы родом  из детства

    То, что заложено родителями, остается с человеком на всю оставшуюся жизнь.  Чтобы понять сущность  человека, надо знать, откуда он    родом. Что касательно места рождения Константина Васильевича,  родился он в Малых Степанишках. Предки его   были крестьянами,  от зари до зари  работали в поле  и с  жили с того, что давала  земля. А она не всегда была щедрой.  В поисках  лучшей судьбы девятнадцатилетним пареньком  отец Константина Василий уехал в далекую Аргентину.

   ­­ Дома некому было работать на  земле,  и она постепенно зарастала бурьяном. Сестра Алеся, моя тетя, написала брату об этом и слезно просила вернуться. Пока добирался  домой, началась Первая мировая война. Предки  мои вынуждены  были убегать от войны и разрухи,  и оказались в далекой Сибири. По этой же причине в сибирском поселке Коченево оказалась и  их землячка Фекла, девушка из  Занеманска. Там  молодые люди, мои отец и мать,  и поженились, там родились двое сыновей. В Сибири  семья пережила  Великую Октябрьскую революцию, и только в 1925 году  они вернулись  домой в Беларусь. А на  малой родине  все было сожжено и  разрушено.  Отец с братом, моим дядей,  для начала, чтобы было где приютиться, выкопали землянку. Позже начали делать деревянные бочки   и продавали их по два злотых.  Таким образом, собирали  деньги на строительство  дома. А дом строили  из  сосен, которые успели вырасти на заброшенных участках, пока те никем   не  обрабатывались, ­­ со знанием  всех деталей повествует мне Константин Васильевич историю своего рода и своего   появления на свет, которую не раз слышал от своих родителей, которую бережно хранит в памяти и передает младшему поколению.  Замечаю, что  к истории своего рода у Константина Васильевича  отношение почтительное, почти святое.

   Основой воспитания  всех крестьянских детей в те времена был труд.  Константин Васильевич вспоминает, как его, четырехлетнего мальчугана,  родители взяли на поле, где копали картошку. Сначала Костик сидел возле небольшого костра, который разожгли родители, чтобы мальчику было теплее. Сидеть без дела ему  скоро наскучило, и он    вместе со взрослыми  стал копать картошку. Накопал  целую корзину и от усталости хотел присесть отдохнуть. Родители, увидев, что мальчишка неплохо справился с первой  корзиной , попросили наполнить вторую.

  ­­Вот так ненавязчиво, как бы невзначай, родители всех нас, детей, приучали к труду. В детстве моими обязанностями было  привезти дров из леса, наколоть их, накормить лошадь. Так сталось, что все мои братья умерли в раннем детстве, поэтому вся мужская  работа  лежала на отце и мне. Сестры помогали  по хозяйству маме. Выработанная с детства привычка все делать своими руками, наверное,  и послужила причиной моего долголетия. К труду я стараюсь  приучать детей Ольгу  и Геннадия, внуков Александра и Константина и даже маленьких правнуков  Артема и Юлю. Правда, с ними не очень получается, они больше привязаны и компьютеру, чем к физическим нагрузкам,­­ не удержался дедушка, чтобы  не посетовать на свое младшее поколение. Справедливо утверждают, что не бывает бывших учителей, им всегда хочется кого­то  обучать и воспитывать...  

Жизненные  университеты

   Учителем Константин Васильевич  Артимович стал скорее вопреки, а не благодаря судьбе. До  вой­ны успел окончить шесть классов польской школы. В войну приходилось думать, как выжить,  а не об учебе.  После того, как  Советская армия в сорок четвертом  освободила  наш край от  фашистских захватчиков, всех подростков отправили  доучиваться. Пошел в школу и Константин Васильевич, но уж очень неловко  юноша чувствовал себя за партой рядом с детьми девяти­десяти лет, и по этой причине  оставил учебу. На  определенном этапе жизненного  пути   его университетом стала  … армия. Константин  даже помышлял стать кадровым военным.

   ­­Однажды, это был  конец сорок четвертого года, меня вызвали в военкомат и  объяснили, что  юноши  моего года подлежат призыву в армию. Возможно, нам предстоит добивать фашистов.  Всех  нас, молодых, отправили в учебку. Пока учились,  Великая  Оте­ чественная война победоносно завершилась,  и  добивать фашистов  мне не пришлось. Зато последующие восемь лет я был тесно связан и с армией. Распределили меня в авиацию. Сначала служил в Лиде, а потом в Подмосковье. Моей обязанностью было  заряжать аккумуляторы  к моторам самолетов. Сижу, наблюдаю, как заряжается аккумулятор, и читаю роман Новикова­Прибоя «Порт Артур». Подходит ко мне офицер, взглянул, что читаю, и порекомендовал  для начала сделать перегородку между  тем местом, где сижу, и аккумулятором, а  вместо  чтения художественной литературы, попробовать решать задачи.  Позже я выполнил и первое, и второе пожелание офицера, тем самим сохранил свое здоровье и научился  решать задачи как щелкать семечки.  Это  помогло мне  позже успешно получить аттестат  зрелости. Правда, преподаватель математики высказал удивление, что я быстро и правильно решаю даже  самые сложные  задачи,  но уж  как­то  по­-особому оформляю решение. Еще больше был удивлен, когда узнал, каким образом я постигал математику, ­­ с улыбкой и приятной ностальгией   вспоминает  Константин Васильевич свои жизненные университеты.

   Получив аттестат зрелости,  Константин решает  связать свою судьбу с армией и поступить в военное училище. Не  приняли в училище, потому что некоторое время он жил на территории, оккупированной немцами. В раздумье юноша бродил по Москве, пока на глаза   не бросилось  объявление о приеме студентов в  педагогический  институт. Выбрал для себя  физико­математический факультет, без труда выдержал вступительные  экзамены и стал студентом столичного вуза. Доучиваться ему пришлось уже в Беларуси, в Гродно.

 Знаковые места

    У каждого человека  есть  в жизни знаковые места. Для Константина Васильевича Артимовича ­­ это  пединститут в Москве, который  на целых сорок  семь лет связал его со школой.  А вторым,  определившим его личную судьбу  знаковым местом, стала   школа в Ланцевичах, где он   директорствовал. В деревне  и школы настоящей не было. Дети учились в  разных деревенских  домах. Сегодня трудно представить, как  учитель с  глобусом бежит по деревне из  одной  избы­класса к другой, чтобы успеть на урок.  Зато школьников в деревне тогда было много. При Константине Васильевиче  школа в Ланцевичах с начальной стала восьмилетней. Туда  на работу после окончания педучилища  приехала и  молоденькая учительница Раиса Титовна.  Позже она стала  женой Константина Васильевича. В Ланцевичах родилась их дочь Ольга. Соседи утверждают, что  такую  дружную семейную пару  встретишь нечасто. Терпеливо и трогательно на протяжении нескольких лет заботился Константин Васильевич о  супруге, когда она тяжело заболела, очень тяжело переживал её смерть.

   Не удержалась, чтобы не задать Константину Васильевичу вопрос: если бы представилась такая возможность,  изменил    ли он бы что­либо в своей жизни?   ­­ Как и у любого человека, у меня были на жизненном пути и взлеты, и падения. Конечно, хотелось бы избежать падений, если это, вообще, возможно. Может быть, за долгий жизненный отрезок я кого ­то нечаянно  обидел, пусть  простят мне обиды.  Но я  никогда  никого не предавал и не подставлял,­­ размышляет Константин Васильевич.  В эти минуты  я подумала: как бы лучше  и чище стал наш мир, если бы каждый из нас мог  сказать о себе нечто подобное...                                                                              

Е. ЦЕСЛЮКЕВИЧ

Фото В. ДЕГЕЛЕВИЧА



Назад

Написать комментарий


Ваше имя: Email: Ваш комментарий: