Заря над Неманом Идет подписка Что? Где? Когда? Районное радио
АктуальноОфициально

Министр труда и социальной защиты Марианна Щеткина: «Жизненно важно выбрать оптимальную пенсионную стратегию»

Министр труда и социальной защиты Марианна Щеткина: «Жизненно важно выбрать оптимальную пенсионную стратегию»15 марта 2016 — 10:00

 Сегодня пенсионная тема волнует буквально каждого человека, поскольку напрямую затрагивает его личные интересы. Корреспондент БелТА обратился к министру труда и социальной защиты Марианне Щеткиной с просьбой рассказать о том, на каком социально-экономическом перекрестке мы сейчас находимся и какие возможны варианты изменения пенсионного возраста.

– Марианна Акиндиновна, пенсионный вопрос принято считать ключевым в социальной сфере, что несомненно и безусловно. Но, к сожалению, гораздо реже говорят о том, что это и вопрос экономики. А ведь именно экономика в связке с демографией ставит все страны мира перед необходимостью пенсионного реформирования.

– Одна из важнейших задач государства – обеспечить выплату пенсий своевременно и в полном объеме. Это уже воспринимается людьми как аксиома, ведь государство четко выполняет свои обязательства. Однако вопрос пенсионных выплат – это теорема, которую нужно доказывать... с учетом пенсионных отчислений. Выплата пенсий всегда финансируется работниками: именно они создают ВВП, доля которого направляется на материальное обеспечение пенсионеров. Поэтому любая пенсионная система зависит от соотношения между трудоспособными и пожилыми людьми, то есть от демографической структуры населения. И, конечно, от работы экономики (в данном случае влияние оказывает фонд заработной платы). Давайте посмотрим, как определяется средний размер пенсии. Представьте себе дробь: в числителе – фонд заработной платы, умноженный на страховой тариф, в знаменателе – численность пенсионеров. Чтобы результат (средний размер пенсии) был выше, нужно либо увеличить числитель – фонд заработной платы и (или) страховой тариф, либо уменьшить знаменатель (численность пенсионеров). Вот такая, казалось бы, простая и понятная арифметика. Вопрос в том, каким образом достигать результата.

– Повышать страховой тариф экономически нецелесообразно (ударит по конкурентоспособности продукции), фонд заработной платы фронтально не увеличится (должен соответствовать росту производительности труда). Следовательно, остается только уменьшение знаменателя, и это означает повышение пенсионного возраста, поскольку приведет к уменьшению численности пенсионеров.

– Действительно, за последние десятилетия количество пожилых людей значительно увеличилось. Как известно, по критериям ООН население страны считается старым, если доля лиц в возрасте 65 лет и старше превышает 7 процентов. В нашей стране – 14,2 процента. Заранее прошу извинить за обилие цифр, но они лучше слов иллюстрируют демографический срез общества. Итак, удельный вес лиц в пенсионном возрасте в общей численности населения республики увеличился с 13,6 процента в 1960 году почти до 25 процентов в 2015 году и, по оценке, к 2030 году составит 30 процентов. Если сейчас каждый четвертый житель Беларуси – пенсионер, то через 15 лет это будет уже каждый третий (при условии, что пенсионная возрастная планка останется на нынешней отметке). Причем это будет происходить на фоне снижения численности населения в трудоспособном возрасте. Если сейчас на 100 работников приходится 61 пенсионер, в 2020-м будет 66, то в 2030 году, как ожидается, станет уже 78. Свою роль играет и тенденция роста продолжительности жизни в Беларуси. Она позитивная, не может не радовать. Но следует учитывать связанный с этим рост нагрузки на пенсионную систему. Необходимо учитывать, что в предстоящем пятилетии изменение возрастной структуры населения будет очень интенсивным. Дополнительная потребность в средствах на пенсии уже в следующем году может составить около 0,18 процента ВВП, к 2020 году – 0,69 процента, к 2030 году – почти 2 процента ВВП. А это плюс почти 20 процентов к сегодняшним расходам.

– Не рассматривается ли возможность ограничения пенсионных выплат для работающих пенсионеров?

– В настоящее время в республике продолжают трудиться 663 тысячи пенсионеров. Действующий механизм выплаты пенсий работающим пенсионерам сохраняется.

– Важным индикатором пенсионного обеспечения является соотношение средней пенсии по возрасту и средней заработной платы работников. Какова динамика этого показателя и прогноз на ближайшее будущее?

– Вследствие демографических изменений этот показатель (так называемый коэффициент замещения) начал снижаться: в 2001 году он равнялся почти 45%, в 2008-м – 44%, в 2015-м – 41,7%. И если оставить все, как есть, ничего не менять, то для сохранения стабильной выплаты пенсий в социально приемлемом размере потребуются значительные финансовые вливания.

– Почему раньше не были приняты меры по адаптации пенсионной системы к изменяющимся реалиям?

– Меры были приняты и довольно значительные. Во-первых, введено профессиональное пенсионное страхование, досрочные пенсии по условиям труда постепенно выводятся за рамки общей пенсионной системы. Во-вторых, с 2014 года для назначения пенсии значительно увеличен минимальный стаж работы с уплатой взносов – с 5 до 15 лет 6 месяцев в этом году, а к 2025 году он будет постепенно доведен до 20 лет. При этом, добавлю, для социально уязвимых категорий – многодетных матерей с пятью детьми, инвалидов с детства и их родителей – сохранен прежний 5-летний стаж. В-третьих, на пять лет повышен пенсионный возраст для тех, кто не отработал минимального страхового стажа. В-четвертых, введено правило об исчислении размера пенсии с обязательным учетом сведений Фонда социальной защиты населения о заработке, с которого уплачены страховые взносы, что способствует легализации доходов. Пока этих мер было достаточно. Но теперь нужно двигаться дальше.

– Выходит, в качестве возможных направлений сохранения уровня пенсий не остается вариантов кроме как повышение пенсионного возраста.

– Мы должны жить не сегодняшним днем, а смотреть на десятилетия вперед. Принимая такое решение, с одной стороны, мы замедлим и даже остановим рост численности пенсионеров, а с другой стороны, задержим на рынке труда тех, кто вполне способен еще обеспечивать себя самостоятельно. То есть очень важно стабилизировать количество граждан в трудоспособном возрасте. Пенсионный возраст 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин на постсоветском пространстве сохраняется только в Беларуси, России и Узбекистане. Для всех категорий населения он был установлен более полувека назад. А время, как известно, далеко ушло вперед, социально-экономическая и демографическая ситуация изменилась кардинально, да и сами люди стали совсем другие – и в плане здоровья, и в плане профессионального потенциала. По пути повышения пенсионного порога идут все европейские страны – с учетом демографической ситуации они пересматривают условия предоставления государственных пенсий. Следует констатировать, что и в Беларуси сложились серьезные демографические предпосылки для такого шага. Для выбора оптимальной стратегии повышения пенсионного возраста необходимо определиться с ответами на глобальные вопросы: когда начать повышение; какими темпами; до каких пределов. Причем учитывать нужно не только финансовые, но и социальные аспекты.

– Начнем с вопроса «когда?». Правительством предложено сделать стартовым 1 января 2017 года.

– Это один из вариантов. Именно в период с 2017 по 2020 год численность лиц, достигающих пенсионного возраста (55/60 лет), будет значительно – в 1,5-1,6 раза – превышать число лиц, достигающих 16-летнего (то есть трудоспособного) возраста. Можно, скажем, стартовать и с 2018-го. Но тогда нужно будет дополнительно изыскать финансовые средства в объеме не менее 2 трлн. рублей на 2017 год. Дальше – больше. Теперь вопрос о темпах. Рассматривается вариант повышения на 6 месяцев ежегодно. И это, подчеркну, самый медленный темп, который мы можем себе позволить. Если отложить принятие решения по пенсионному возрасту, темп придется ускорить, а это более болезненно для людей.

– Получается, если с 2017 года приступить к плавному повышению пенсионного возраста, то это будет более мягкой альтернативой – и для людей, и для рынка труда?

– При ежегодном повышении на 6 месяцев одновременно для женщин и для мужчин количество трудоспособного населения практически стабилизируется на сегодняшнем уровне (порядка 5,5 млн. человек) до 2030 года. Это главный аргумент. Правительством предложено три основных варианта повышения пенсионного возраста. Первый – постепенное повышение возраста для мужчин до 63 лет, для женщин до 58 лет; второй – до 63/60, третий – до 65/60 лет. Эти варианты и вынесены на суд общественности. Каждый из предложенных вариантов имеет свои плюсы и минусы. В целом же финансовые и демографические эффекты по всем вариантам примерно одинаковые. Хотя принятие одного из первых двух вариантов приведет к тому, что сохранится резерв для дальнейшего повышения пенсионного возраста в будущем, если в этом будет необходимость.

– А как насчет категориального принципа?

– Вне зависимости от избираемого варианта соразмерно будет изменен пенсионный возраст для всех льготных категорий. Тем самым будет обеспечен одинаковый, равный подход.

– Нельзя не затронуть вопрос возможности введения обязательного накопительного элемента в пенсионную систему. Будет ли у нас «длинный» пенсионный рубль для финансового рынка?

– Следует понимать, что в существующих условиях накопительная система несет большие инфляционные и инвестиционные риски. Это, кстати, привело к сворачиванию таких программ во многих странах мира. Например, в Чили возникли большие проблемы с этими пенсиями, а ведь когда-то их система считалась одной из самых прогрессивных в мире. В Аргентине вообще были национализированы пенсионные накопления в связи с необходимостью выплаты внешнего долга. Полностью ликвидировала накопительную часть пенсии Венгрия, а Польша и Словакия перевели накопительный элемент на добровольную основу. К слову, направление части страховых средств на накопление вызовет дефицит в фонде социальной защиты населения. Кто их восполнит? Сегодня 1% страховых взносов «стоит» 3,3 трлн. рублей.

– А если ввести этот элемент только для тех, кто начинает трудовую жизнь? И за счет, скажем, лишь одного дополнительного процента с зарплаты молодого работника?

 – Проблема заключается еще и в том, что государство должно гарантировать людям сохранность и приумножение обязательных пенсионных накоплений. Чтобы рассчитывать на реальную отдачу от инвестирования пенсионных средств, нужно высокое развитие финансового рынка. Да и вправе ли мы возлагать обязательную дополнительную нагрузку на человека, пусть и 1%? Ведь это приведет к снижению его доходов. Убеждена: накопительные механизмы должны развиваться в добровольном формате (опыт Германии, США, Италии, Испании, Франции об этом свидетельствует довольно красноречиво). Сейчас такую возможность в нашей стране предоставляют три страховые организации, в том числе одна государственная – «Стравита». Перспективны и корпоративные пенсионные программы от предприятий. Сегодня ими охвачено более 46 тысяч работников. Несомненно, добровольное пенсионное страхование должно развиваться. Но решение должно быть за самим человеком.

По материалам БелТА



Назад

Написать комментарий


Ваше имя: Email: Ваш комментарий: