Заря над Неманом Идет подписка Что? Где? Когда? Районное радио
АктуальноКультура и история76 лет с начала Великой Отечественной войны

1941 год. Июнь. Гродно. Мосты...

1941 год. Июнь.  Гродно. Мосты...11 октября 2016 — 13:48

 

В однотомной энциклопедии «Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне» есть небольшая статья «Масты». О начальном периоде войны там несколько строк: «У першыя дні вайны недалёка ад Мастоў жорсткія баі з ворагам вёў атрад (каля 700 чалавек) 184 стралковага палка 56 стралковай дывізіі 3-й арміі Заходняга фронту пад камандаваннем падпалкоўніка Чугунава (загінуў) і батальённага камісара Ільюхіна. Байцы атрада далучыліся потым да аднаго з партызанскіх атрадаў.»


Это один из эпизодов войны. Он дорог нам тем, что происходил на Мостовщине.
Воины, мужественно сражавшиеся под Мостами с превосходящими силами противника, были из 3-й армии, которая находилась в Гродно. А как в эти июньские дни воевала сама 3-я армия, какие решения принимал её командующий и как они выполнялись?
Об этом идёт речь в статье доктора исторических наук Эммануила Григорьевича Иоффе «Воины его армии овладели Рейхстагом», опубликованной в девятом номере журнала «Беларуская думка». Автор рассказывает о боевом пути генерал-полковника Василия Ивановича Кузнецова.


Военный талант Василия Ивановича Кузнецова сформировался и проявился на белорусской земле - в Белорусском (Западном особом) военном округе в 1938-1941 г.г. В звании комкора он служил здесь командующим 3-й армией (с 1 сентября 1939 года).
В начале Великой Отечественной войны 3-я армия в составе 4-го стрелкового и 11-гомеханизированного корпусов, 68-го укрепленного района (УР) и ряда артиллерийских и других соединений вела тяжелые оборонительные бои в районах Гродно, Лиды, Новогрудка.


Автор пишет: «В первый день войны сильный внезапный удар вражеской авиации и действия немецких десантников нанесли большой урон войскам Западного фронта, нарушили связь между штабами. Одними из первых объектов, на которые противник сбросил бомбы, были штабы армий, корпусов и дивизий.


Рано утром командующий 3-й армией В.И. Кузнецов донес в Минск, что «противник в 4.00 22.6.41 г. нарушил погранграницу на участке от Сопоцкина до Августова, бомбит Гродно, в частности штаб армии. Проводная связь с частями нарушена. Перешли на радио, две радиостанции уничтожены».


После этого В.И. Кузнецов сообщил командующему фронтом Павлову, что немцы ведут интенсивный артиллерийский огонь по частям первого эшелона армии и с воздуха бомбят Гродно, что они перешли границу от Сопоцкина до Августова. Командарм попросил разрешения ввести в действие оперативный план прикрытия силами и средствами армии государственной границы. На этот запрос Павлов ответил коротко и категорически: «Не поддавайтесь провокациям».


Через некоторое время начальник штаба армии сообщил в штаб фронта: «В 7 часов 15 минут 16 самолетов бомбили город с высоты 1000 м. В Гродно пожары... Проводная связь порвана, радиосвязь до 8 часов не установлена. В части высланы делегаты связи».


В мемуарах К.Н. Галицкого есть такие строки: «Конечно, не все было известно в тот вечер генералу Кузнецову. И в своей оценке обстановки он исходил из имеющихся далеко не полных данных. Но и они достаточно ясно показывали крайне неблагоприятное развитие событий. В этих условиях ответственное решение о дальнейших действиях нужно было принять немедленно и самостоятельно, так как связи со штабом фронта по-прежнему не имелось.


Решение командарма гласило: оставить охваченный пожарами Гродно, отведя войска армии в ночь с 22-го на 23 июня на рубеж рек Котра и Свислочь.


Этим генерал Кузнецов стремился создать сплошной фронт обороны восточнее и юго-восточнее Гродно и прикрыть направление на Мосты, Слоним.


Фашисты беспрестанно бомбили Гродно. В первый день войны город подвергался ударам с воздуха значительно больше, чем какие-либо другие западные районы Советского Союза. Здесь свирепствовал «прославившийся» своими бомбежками городов Польши и Франции 8-й авиационный корпус пикирующих бомбардировщиков под командованием генерала Рихтгофена. К 13 часам через реку Неман оставался только один неповрежденный мост, все узлы связи были разрушены. Восстановить радио- и проводную связь в короткие сроки не представилось возможным.


Поэтому управление войсками осуществлялось только через посыльных.
С командованием Западного фронта штаб 3-й армии не имел связи в течение суток. Не знал командарм Кузнецов и о том, что делается на флангах, так как связь с 11-й армией Северо-Западного фронта и 10-й армией Западного фронта также отсутствовала.


23 июня 1941 года войска 3-й армии были вынуждены оставить Гродно и отойти за Неман. Сдержать натиск немецких войск в районе Гродно в те дни уже не было возможности. Лишь по требованию Ставки генерал армии Д.Г.Павлов 25 июня 1941 года отдал приказ об общем отходе войск на линию Молодечно, Лида, Слоним, Пинск.


Но было уже поздно. 27 июня немцы вышли на подступы к Минску. Тем самым были отрезаны основные пути отхода на восток для войск 3-й армии, сражавшихся теперь в окружении.


В сложных условиях 3-я армия Западного фронта, в соответствии с директивой Военного совета, поздно вечером 25 июня начала отход на восток. Соединения 3-й армии отступали на Мосты и Новогрудок. Часть сил, выделенных для прикрытия, отходя, оказывала в районе г. Мосты упорное сопротивление 8-му армейскому корпусу противника, который двигался навстречу 2-й немецкой танковой группе. 27 июня 28-я пехотная дивизия РККА вышла в район Лунно. Тем временем соединения противника намеревались с ходу форсировать р. Неман. Но сделать этого им не удалось, так как войска генерала В.И. Кузнецова подорвали мосты в районе Лунно. Тогда немцы устремились вдоль реки к городу Мосты и захватили автодорожный мост через Неман. Но и здесь развить наступление в этот день враг не смог, встретив ожесточенное сопротивление частей 3-й армии.


Несмотря на то, что в этой полосе наступали немецкие 5, 8 и 20-й армейские корпуса, наши части стойко удерживали занимаемые рубежи. Более того, перейдя в контратаку, бойцы и командиры 28-й пехотной дивизии отбили захваченный немцами мост. В донесении командующего 9-й немецкой армией в штаб группы армий «Центр» сообщалось: «У города Мосты идут тяжелые бои. Автодорожный мост вновь захвачен противником».


Войска 3-й армии под командованием Кузнецова стремились во что бы то ни стало пробиваться на восток, хотя сделать это было очень трудно. Вражеская авиация и диверсанты пытались деморализовать наши войска и сломить их волю к сопротивлению. Но воины 3-й армии не падали духом. Выход из окружения они сочетали с ожесточенными арьергардными боями. Одновременно они вели сражения с немецкими частями, обходящими их с севера. Своей самоотверженной борьбой войска 3-й армии сковывали крупные силы группы армий «Центр».


28 июня 1941 года немецкие соединения 9-й армии, наступавшие из района Гродно на юго-восток, севернее Слонима соединились с войсками 4-й армии, продвигавшимися из района Бреста в северо-восточном направлении. Пути отхода основным силам 3-ей армии были отрезаны. Чтобы не допустить прорыва советских войск на восток, командующий 4-й армией генерал-фельдмаршал фон Клюге приказал своим соединениям перейти к обороне на рубеже Слоним - Деречин - Зельва - Ружаны.
Но, несмотря на предпринятые немецким командованием меры, противнику не удалось уничтожить соединения 3-й армий к западу от рубежа Лида - Деречин - Слоним. Через узкий коридор Мосты - Деречин части этой армии к началу июля отошли в район Новогрудка и, частично, на Полесье.


Нацистские генералы неоднократно сообщали о гибели 3-й армии Западного фронта. Но она сражалась. Отступала и атаковала, била врага на Немане и в болотах Полесья. Из отступающих частей командующий создавал новые дивизии, и они вновь вступали в жестокие бои.


30 июня начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер записал в дневнике, что советские войска «прорвались между Минском и Слонимом через фронт танковой группы Гудериана»..


Главные силы 9-й и 2-й немецких армий вели боевые действия западнее Минска до 8 июля 1941 года. Значительное количество наших войск, в том числе бойцы и командиры 3-й армии, в первой декаде июля отдельными группами вышли из окружения.
Командование 3-й армии с частью войск вышло из окружения к началу августа 1941 года. В приказе Ставки Верховного Главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 года по этому поводу отмечалось:


«Командующий 3-й армией генерал- лейтенант Кузнецов и член Военного совета армейский комиссар 2-го ранга Бирюков с боями вывели из окружения 498 вооруженных красноармейцев и командиров частей 3-й армии…».


Как видим, совсем немного советских воинов из 3-й армии вышло из окружения. Огромными были потери. Но армия больше месяца сражалась в нашем Принеманском крае, отступала и атаковала, как могла сдерживала наступление противника.
… Недавно на Мостовщине прошло торжественное перезахоронение останков воинов, погибших в Великой Отечественной войне. Это могли быть воины 3-й армии, погибшие в 1941 году… А может быть, в 1944 году…


Есть какая-то справедливость в том, что воины 3-й армии, отступив до Москвы, через несколько лет снова вернулись в наш Принеманский край победителями, освобождая Мосты, Волковыск, Гродно от врага в июле 1944 года. А в мае 1945 года овладели Рейстагом.


С.ЗВЕРОВИЧ



Назад

Написать комментарий


Ваше имя: Email: Ваш комментарий: